К вопросу о презумпции невиновности в деятельности сотрудников полиции при применении ими огнестрельного оружия

0


Подпишитесь на бесплатную рассылку видео-курсов:

В настоящее время, с прискорбием приходиться констатировать, что полиция теряет свой авторитет в глазах общества в целом и отдельно взятых граждан в частности. Все большее возмущение вызывает потеря авторитета в сознании преступников и правонарушителей. Участились случаи наплевательского отношения к законным требованиям сотрудников правоохранительных органов, их невыполнение, прямых провокаций и нелицеприятных слов в адрес правозащитников. Каждый второй обыватель использует устройства видеозаписи действий сотрудников полиции, заведомо не зная нормативно-правовую базу, вспоминая или упоминая утратившие силу нормативно-правовые акты.

РАЗДЕЛИТЕЛЬ

На первый взгляд таки граждане реализуют принцип открытости в деятельности сотрудников ОВД и это должно стать дополнительным стимулом к профессиональному выполнению последними своих служебных обязанностей, но на деле огромная аудитория интернет ресурсов куда, как правило, попадает видеоролик, обладают большой степенью правового нигилизма и инфантилизма осуждая деятельность сотрудников ОВД порочат их честь и достоинство, скрываясь за вымышленными никами и ботами. Подобная ситуация говорит о том, что чаша весов между презумпцией невиновности  в действиях или бездействиях граждан по сравнению с невиновностью в деятельности сотрудников полиции настолько сместилась в пользу первых, что привела к вседозволенности. Думается, некоторые нормативно-правовые инициативы способны восстановить равновесие, вернув уважение к правозащитной системе со стороны законопослушных граждан и страх со стороны преступников и правонарушителей.

   В силу служебной деятельности, в определенных законодательством случаях, сотрудник полиции должен незамедлительно применять огнестрельное табельное оружие, однако ситуация в правовом поле России, такова, что зачастую, полицейский сам готов принять пулю от преступника, дабы избежать уголовной ответственности за неправомерное применение оружия. Одновременно у правоприменителя в голове возникают не статьи ФЗ «О полиции», а страх перед рапортами, доследственными проверками, объяснениями и допросами в СК РФ.

Результаты проведенного опроса в форме анкетирования показали, что проблема необходимой обороны на практике вызывает трудности. У большинства опрошенных сотрудников полиции (93%) применение обстоятельств, исключающих преступность деяния, создает практические затруднения. Причем в 45% случаев указанные проблемы связаны с правовой оценкой деятельности сотрудников полиции в состоянии необходимой обороны Большинство сотрудников органов внутренних дел (86%) высказываются за дальнейшую конкретизацию оснований и порядка применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в ведомственной инструкции МВД России[1].

         Указанную динамику, когда государство при показаниях один в один полицейский против гражданина, встает на сторону гражданина задало решение Европейского Суда по Правам Человека от 4 декабря 1995 г по делу Рибич (Ribitsch) против Австрии. В мае 1988 года полиция арестовала Рибича в связи с уголовными расследованиями фактов и обстоятельств смерти двух человек от повышенной дозы героина. Этот гражданин был известен как наркоман, а также как лицо, подозреваемое в сбыте наркотиков. Когда Рибич был отпущен из участка, у него на руке были ссадины. Рибич обратился за судебной защитой. Суд первой инстанции взвесил слова задержанного и слова полицейского и пришёл к выводу, что легче поверить полицейскому и одних только показаний пострадавшего мало, чтобы доказать вину правоприменителя. Однако, Европейский суд по правам человека занял иную позицию, которая перевернула правовую систему. Суд постановил, что полицейские должны привести правдоподобные объяснения и подкрепить их независимыми свидетельствами. Причём показания других задержанных лиц или показания коллег не могут быть восприняты, как независимые, по понятным причинам. А затем в соотношении голосов судей шесть к трем стал на сторону Рибича[2].

            Противоположенная ситуация складывается в США, там нет такого понятия, как понятые (незаинтересованные в исходе дела лица), показаниям полицейских принято доверять, тем более в случае если вскроется ложь, его ждёт весьма суровое наказание вплоть до уголовной ответственности. Если в России у полицейского патрульно-постовой службы только «Палка резиновая» и пистолет «Макарова», то в последние два десятилетия арсенал полиции США только пополнялся средствами силового воздействия. Это и перцовые баллончики, и резиновые пули, и малоизвестные в России устройства направленной энергии «Тэйзеры», позволяющие фактически парализовать человека на расстоянии до 10 метров посредством дистанционного электрического разряда. Тем не менее, огнестрельное оружие нередко идет в ход. Только в Нью-Йорке в 2012 году эта крайняя мера силового принуждения применялась полицейскими 105 раз (14 человек были ранены и 16 убиты).

В США не существует какого-либо федерального «Закона о полиции» или иного нормативного акта, детально регулирующего ее полномочия. Важнейшее значение в данном контексте имело решение по делу «Теннесси против Гарнера» 1985 года, в котором суд признал неконституционным законодательно закрепленное во многих штатах «правило убегающего преступника», позволявшее полицейскому прибегнуть к использованию огнестрельного оружия (вплоть до причинения смерти) в отношении невооруженного подозреваемого, совершающего попытку к бегству при задержании. Отныне применение крайней меры силового принуждения признавалось законным и обоснованным лишь в том случае, если имелись основания полагать, что подозреваемый представляет существенную угрозу для жизни или здоровья сотрудника полиции или других лиц. В настоящий момент существует лишь два национальных стандарта применения полицией силы: запрет применения огнестрельного оружия против невооруженного убегающего преступника и более широкий запрет применения какой-либо меры силового принуждения без наличия на то объективной необходимости. В соответствии с установленной практикой, полиция должна в ходе выполнения своих обязанностей применять адекватные силовые действия. Тем не менее, даже и тогда, когда применение силы и оружия является оправданным, оно все же, как правило, подвергается судебному разбирательству. Реакция правоохранительных органов на эти изменения отношения граждан к действиям полиции весьма разнообразна: от изменения уставных требований, регламентирующих применение силы и спецсредств, до введения специальной должности юриста по этим проблемам в каждом полицейском органе[3].

Вопрос о расширении полномочий по применению огнестрельного оружия сотрудниками полиции обсуждается на законодательном уровне. В ФЗ «О Полиции» существует действующая норма, согласно которой сотрудник полиции не может применить оружие, при значительном скоплении людей. Эта норма связывает сотрудника при решении служебно-оперативных задач, потому что он лишен возможности применять оружие даже тогда, когда это необходимо. Сотрудник полиции перед применением физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия обязан сообщить лицам, в отношении которых предполагается применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, о том, что он является сотрудником полиции, предупредить их о своем намерении и предоставить им возможность и время для выполнения законных требований сотрудника полиции. При этом, полицейским запрещено стрелять на поражение в женщин, лиц с явными признаками инвалидности, несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен сотруднику полиции, за исключением случаев оказания указанными лицами вооруженного сопротивления, совершения вооруженного или группового нападения, угрожающего жизни и здоровью граждан или сотрудника полиции. При этом, если табельное оружие все-таки было применено, то правоохранителям придется доказывать правомерность своих действий, отчитываться почему было произведено определенное количество выстрелов и был ли причиняемый при этом вред наименьшим. Указанные обстоятельства приводят к тому, что при возникновении подобных случаях сотруднику полиции проще бездействовать, опасаясь не столько разъяренной толпы, сколько правовых последствий за стрельбу.

Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции поддерживает идею расширения понятия самообороны для сотрудников внутренних дел. В начале 2013 года в Государственной Думы уже предлагалось расширить полномочия сотрудников полиции в части применения оружия. Депутат Государственной Думы Алексей Журавлев предлагал дать право стрелять при малейшем подозрении на то, что человек с оружием откроет огонь по полицейскому первым. Причем, не придавая значения тому, какой именно пистолет находится в руках предполагаемого преступника: боевой, травматический или хоть игрушечный (конструктивно схожий с боевым). Поправки так и не были приняты, а случаи, когда сотрудники правоохранительных органов подвергали свои жизни опасности и не применяли табельное оружие, все чаще встречаются в нашей стране. Так, в июле 2013 года на Матвеевском рынке в Москве уроженцы Дагестана пробили голову оперативнику уголовного розыска. Позднее сотрудник полиции пояснил, что не смог применить оружие из-за боязни нарушить закон. 13 декабря 2013 года двух полицейских расстреляли при задержании опасных преступников в Москве на Ленинградском шоссе. Оба правоохранителя умерли по дороге в больницу. Полицейские имели при себе табельное оружие, но не смогли его применить из-за опасности ранить прохожих. За день до этого на Комсомольском проспекте при попытке задержания грабителей были ранены двое полицейских. В 2012 году в отношении сотрудника ДПС МВД России, который во время погони застрелил преступника, применив табельное оружие, завели уголовное дело, тогда 42 сотрудника ГИБДД подмосковного Домодедово написали коллективное письмо в профсоюз полицейских, в котором сообщили, что стрелять в убегающих преступников больше не будут, чтобы не оказаться за решеткой. Полицейские намеревались сдать пистолеты и больше их не использовать на службе за ненадобностью[4].

Признаки того, что необходимо расширять полномочия сотрудников полиции, обезопасить их, признать их действия заведомо профессиональными и адекватными, появляются повсеместно.

В недалеком 2013 году в ходе пресс-конференции Президент РФ Владимир Путин предупредил об опасности применения насилия в отношении представителей правоохранительных органов: «Сорвать погон с сотрудника или ударить его, само по себе недопустимо и плохо. Для нашего общества опасность заключается в том, что, если мы позволим кому бы то ни было так обращаться с сотрудниками правоохранительных органов, несложно представить ситуацию, когда выйдут на улицу представители политических групп, скажем, националисты, и начнут молотить либеральную интеллигенцию»[5].

В последнее время по всей России участились случаи нападения на полицейских. Проблема становится настолько острой, что, одним научным обсуждением тут уже не обойтись. По каждому факту применения оружия начинается служебная проверка, где полицейский зачастую выступает как минимум в роли подозреваемого. У сотрудника отбирают оружие и временно отстраняют от исполнение им служебных обязанностей. В то время, как в европейских странах полицейскому, применившему оружие, положено оказывать психологическую помощь, давать ему отпуск и проводить психологическую реабилитацию. По факту объективная истина такова, что проще не применить оружие и упустить преступника, нежели, убить его, а потом отписываться и бесконечно давать показания. Обстоятельства в правовом пространстве страны таковы, что сотрудник полиции применяет оружие, только когда получает серьезное ранение и уже осознает, что он может погибнуть, если оружием не воспользуется. Застрелив преступника, можно лишиться не только специального звания и должности, но и оказаться на скамье подсудимых.

Основной источник власти в России это не правоприменители и правотворцы, а его многонациональный народ, самое удивительное, что именно народ из-за отдельных норм законодательства и боязни сотрудников применять оружия, перестал чувствовать себя в безопасности, именно народ организовывает общественные движения и общественные акции в поддержку полицейских по расширению возможностей мер государственного принуждения. Так, общественная организация «Право на оружие» требует пересмотреть правоприменительную практику в отношении сотрудников правоохранительных органов, применявших против преступников табельное оружие. Чтобы гарантировать свободу защищавших законность полицейских, общественная организация предлагает наделить суды присяжных правом рассматривать дела по ст. 286 УК РФ. В таких условиях осуждение полицейского применившего оружия против преступника будет значительно менее вероятным, а значит, уголовники начнут бояться если не законопослушных граждан, то хотя бы сотрудников полиции.

Проведенный по средствам социальной сети «Вконтакте» опрос двухсот независимых респондентов, показал следующий результат:

«Считаете ли вы, что полиция должна стрелять в преступников на опережение?»

Да, таким образом можно избежать ненужных жертв                                          144 (72.22%)

Нет, это породит беспредел                                                                                     49 (25%)

Затрудняюсь ответить                                                                                                5 (2.78%)

Свое мнение напишу в комментарии                                                                        0 (0%)

Борьба с преступностью, проводимая органами внутренних дел, во многих случаях направлена на устранение последствий действия несовершенных законодательных норм создающих благоприятные условия для совершения правонарушений или ситуацию безнаказанности преступной деятельности. На представительском уровне все чаще звучат тезисы о необходимости введения института презумпции невиновности действий сотрудников полиции, в том числе, и по применению огнестрельного оружия. Такая законодательная норма, на наш взгляд, позволит личному оружию сотрудника органов внутренних дел не оставаться элементом форменной одежды, а быть реальной угрозой для преступника. Вместе с адаптацией законодательства к современным условиям и признанием действий сотрудника полиции заведомо верными в силу его представительских, правозащитных и регулятивных функций от лица государства, необходим жесткий контроль и отбор кандидатов в полицейские, повсеместный психологический анализ каждого, подготовка на профессиональном уровне особенностям применения, сбережения, оборота огнестрельного оружия и боеприпасов к нему.

Как следует из опыта других стран, сотрудники силовых ведомств в случаи их политико-правовой поддержки, являются важнейшей силой в предотвращении как мирных, так и военных переворотов в суверенных государствах. В тоже время в новейшей истории было много примеров, когда дезориентированные сотрудники силовых ведомств безучастно наблюдали за развалом страны, опасаясь применять оружие.

Полиция, несомненно, должна быть беспристрастной, профессиональной, законной, открытой, гуманной, но она не должна быть бессильной. В настоящее время от сотрудников ОВД как от значимой правоприменительной силы ожидается как минимум не оставаться беспристрастным наблюдателем в случае угрозы жизни и здоровья любого человека вне зависимости от его правового статуса, а как максимум, являться примером для всех силовых ведомств, профессионально выполняя свой долг.

В объективной действительности подвергаются качественному изменению ценности и приоритеты, обозначенные государством. На смену экономическим критериям успешности страны приходят новые условия, отражающие уровень защищенности человека. Современная эпоха требует новых подходов к огневой подготовке и дальнейшего ее совершенствования, так как она должна отвечать техническому прогрессу и нормативно-правовой базе страны.

Защита интересов личности, общества, государства в настоящее время сопряжена со значительными трудностями. Ситуация как в стране, так и на ближнем зарубежье, крайне сложна и противоречива. Смена стандартов государственной и общественной жизни обусловила изменения в структуре угроз национальной безопасности в сторону выхода на первый план угроз внутригосударственного характера. Наблюдается рост уровня криминализации общества. Нельзя не считаться с отмечаемой в последнее десятилетие активизацией усилий ряда государств, направленных на ослабление позиции России в политической, экономической, военной и других областях. В этой связи первостепенное значение имеет не только разработка новой эффективной системы обеспечения безопасности и соответственно защиты национальных интересов России, отвечающей новым задачам и потребностям общества и государства, но и подготовка специалистов в этом направлении.

При исключительных обстоятельствах сотрудники полиции должны иметь расширенные полномочия, потому что мы должны защитить наших полицейских, когда они защищают нас, — считает председатель президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России» Антон Цветков[6].

 


[1] Волков К.А. Необходимая оборона в деятельности полиции: вопросы теории и судебное практики [Электронный ресурс] Доступ из справ.-правовой систе-мы «Практическое подобие для юристов» http://of-law.ru.

[2] Постановление Европейского суда по правам человека от 04.12.1995 «Рибич (Ribitsch) против Австрии» [рус. (извлечение), англ.] из информационного банка «Международное право»

[3] См. «Российская газета» - Федеральный выпуск №6460 (188) от 21.08.2014 г.

[4] Полицейским расширят полномочия для самообороны [Электронный ресурс] Доступ из справ.-правовой систе-мы «Профсоюз правоохранительных и силовых структур» http://www.prav-prof.com.

[5] http://www.kremlin.ru/news/19859

[6] http://oficery.ru/vetorgs/32

Нужно высшее
образование?

Учись дистанционно!

Попробуй бесплатно уже сейчас!

Просто заполни форму и получи доступ к нашей платформе:




Получить доступ бесплатно

Ваши данные под надежной защитой и не передаются 3-м лицам


Лучшее за неделю

Лекция 5.   Суждение
Лекция 5. Суждение
Что такое электронное обучение?
Что такое электронное обучение?
Стереотипы о дистанционном обучении
Стереотипы о дистанционном обучении
Формирование информационного пространства высшего...
Формирование информационного пространства высшего...
Электронный сетевой учебник "Криминалистика ...
Электронный сетевой учебник "Криминалистика ...