Риторика как филологическая дисциплина

Риторика

Контрольные вопросы по предмету

0


Подпишитесь на бесплатную рассылку видео-курсов:

Текст видеолекции

Риторика как филологическая дисциплина. Убедительность речи как предмет риторики.

 

  1. 1.     Риторика как филологическая дисциплина.
  2. 2.     Основные этапы развития риторики.
  3. 3.     История отечественной риторики.
  4. 4.     Современное состояние риторической науки.
  5. 5.     Общая и частная риторики. Соотношение риторики и смежных дисциплин.
  6. 6.     Убедительность речи как предмет риторики. Классический канон.
  7. 7.     Аргументация и этика.

1. Риторика как филологическая дисциплина.

Риторика (от греч. rhetorike – ораторское искусство) – филологическая дисциплина, объектом которой являются теория красноречия, ораторское искусство, способы построения выразительной речи во всех областях речевой деятельности (т.е. в разных жанрах письменной и устной речи).

Риторика близко соприкасается, прежде всего, с культурой речи – с разделом языкознания, исследующим проблемы нормализации с целью совершенствования языка как орудия культуры.

На протяжении всей истории существования риторики видоизменялись её определения, причём в разное время на первый план выдвигались разные стороны этой науки.

Во времена греческой античности (V–I вв. до н.э.) одной из ведущих была «риторика – искусство убеждать» (в трудах Аристотеля, Аполлодора и др.).

В теории римского красноречия была наиболее популярна формула Квинтилиана: ars bene dicendi – «искусство говорить хорошо» (труды 35-96 гг. н.э.). Конкретные задачи обучения красноречию лучше других сформулировал Цицерон: videat, quid dicat, quo loco et quo modo – «оратор должен изобрести, расположить, украсить (предложить известным слогом)».

Во времена средневековья и раннего Возрождения актуализировалась трактовка риторики как “ars ornandi” – «искусство украшения речи». Наибольшей популярностью пользовались «Риторика» Аристотеля, труды Цицерона (“De oratore”, “Orator”, “De invention”) и Квинтилиана («Institutio oratore»).

 

  1. 2.     Основные этапы развития риторики.

На раннем этапе развития риторика (древнегреческая и древнеримская) сложилась как нормативная дисциплина и входила в число семи «избранных наук». Становление риторики как особой науки происходило в Древней Греции. Уже в 5 в. до н.э. двумя греками из Сиракуз был составлен не дошедший до нас учебник риторики. Развитие риторики на раннем этапе связано прежде всего с Аттикой, некоторыми городами Малой Азии, с островом Родос. В нормативную дисциплину риторика начинает превращаться на исходе античности.

Согласно пяти ведущим канонам искусства речи классическая риторика содержала пять важнейших составных частей:

  1. инвенцию (изобретение речи, т.е. работа по нахождению, систематизации материала, определение логики доказательств и т.д.);
  2. диспозицию (расположение речевого материала, его композиция);
  3. элокуцию (стилистическое оформление речи, её выражение, т.е. правильность и красота речи, проявляющаяся в уместном использовании слов и тропов);
  4. память (запоминание материала);
  5. произнесение (согласно учению об интонациях, мимике, жестах, способствующих успеху речи).

В средневековье риторика развивалась во Франции, Германии, Италии. В Европе происходило переосмысление античного культурного наследия. Как пишет автор «Очерков по истории и теории риторики» (М., 1991, с. 10) Н.А. Безменова, «доминантой всех европейских национальных элементов развития риторики, начиная с эпохи Возрождения, является её «литературизация». Несомненна связь риторики в это время с господством отдельных художественных направлений и эстетических систем (барокко, классицизм). Особое развитие получили духовное красноречие и жанр так называемой схоластической риторики.

 

3. История отечественной риторики.

В средние века европейские риторические идеи через Польшу и Украину проникли и в Россию. Развитие русской риторики приобрело особое значение в истории нормализации русского литературного языка.

Развитие отечественной риторики прошло определённые этапы.

1. Начальный этап русского красноречия. Первым памятником, который является предшественником риторик XVII в., исследователи считают трактат «О Образе», входящий в «Изборник Святославов 1703 года» и приписываемый Григорию Хуровскому. Это был перевод трактата византийского учёного и библиотекаря высшей школы в Константинополе Георгия Херобоска. Первые занятия риторикой в России были сосредоточены в монастырях – центрах древнерусской книжности (в Вологде с Кирилло-Белозерским монастырём, Ростов Великий, позднее Москва). Дошла самая ранняя из риторик Древней Руси – «Риторика» Макария (1617–1619 гг.). Судьба риторики в последней трети XVII – начала XVIII в. была связана с именами А.Х. Белобоцкого, Николая Спафария, Софрония Лихуда, Стефана Яворского. Однако подлинных вершин в теории поэтики и риторики в доломоносовский период достиг Феофан Прокопович в двух сочинениях “De arte poetica” (1705) и “De arte rhetorica” (1706). Хотя это риторическое сочинение было задумано как руководство к созданию церковных проповедей, по существу оно представляло собой теоретическое обобщение и свод практических правил по искусству красноречия.

2. Ломоносовский и послеломоносовский период (середина и последняя треть XVIII в.). Именно в это время сложился канонический тип русской риторики, в которой отражалась и обобщалась практика двуязычия (изложение на русском и церковно-славянском языках). Систему взглядов на красноречие М.В. Ломоносов изложил в двух Риториках – краткой (1743 г.) и «пространной» (1748 г.). Риторика 1748 г. называлась «Краткое руководство к красноречию. Книга первая, в которой содержится риторика, показующая общие правила обоего красноречия, то есть оратории и поэзии». Само определение красноречия у Ломоносова традиционно: «Красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить и тем приклонять других к своему об оной мнению». Однако в своих эстетических и научных идеях ученый стремился к утверждению прежде всего национально-исторической темы в русской культуре. Ориентация на строй национального языка пронизывает все главы книги. Взять, к примеру, рассуждения о звуковой эвфонии: «В российском языке, как кажется, частое повторение писмени А способствовать может к изображению великолепия великого пространства, глубины и вышины, также внезапного; учащение писмен Е, И, К, Ю к изображению нежности, ласкательства, плачевных или малых вещей. Чрез Я показать можно приятность, увеселение, нежность и склонность; чрез О, У, Ы страшныя и сильныя вещи, гнев, зависть, боязнь и печаль». Современно звучат все замечания о стилистике живой речи, скажем, примеры неудачных стечений согласных (СТВ-ВЗ: всех чувств взор есть благороднее), гласных (плакать жалостно о отшествии искреннего своего друга); повторений одних и тех же звуков речи (тот путь тогда топтать трудно) и т.д.

Новаторство Ломоносовских риторик:

– идея взаимоотношения русского и церковно-славянского языка;

– классификация стилей;

– установление закономерностей употребления языковых единиц;

– интерес к проблеме языкового мастерства оратора, писателя, поэта.

В последующий период так и не появилось труда, по научным достоинствам равного Ломоносовскому. Тем не менее продолжал своё существование и развивался тип теоретических руководств по риторике. Особенно популярными были книги учебно-воспитательного направления: риторика Амвросия (Краткое руководство к оратории Российской, сочиненное в Лаврской семинарии в пользу юношества, красноречию обучающегося. М., 1778), учебное пособие Г.А. Глинки «Риторика в пользу молодых девиц, которая равным образом может служить и для мужчин, любящих словесныя науки» (СПБ, 1797).

3. Конец XVIII – начало XIX в. В это время сложилась риторическая школа российских академиков, а затем и университетская школа красноречия. Наиболее значительные риторики этого периода связаны с именами академиков М.М. Сперанского (1792), А.С. Никольского, И.С. Рижского. Книга Сперанского «Правила высшего красноречия» посвящена искусству церковной проповеди, но в большей степени, чем у других авторов, ученого интересовала стилистика индивидуальной речи. Отличительной чертой риторики А.С. Никольского является её «грамматикализованность», усиленное внимание к проблемам жанрово-ситуативных форм речи. Вопросы чистоты и правильности русской речи занимали особое место в труде И.С. Рижского «Опыт риторики» (1796). Культура национальной речи была в то время одной из центральных проблем эпохи. В своей основной части риторика И.С. Рижского приближалась к практической стилистике. В ней присутствовали параграфы о пристойности слов и выражений, о точности слов, о ясности сочинений, о благозвучии речи.

4. Первая половина XIX века. Наиболее продуктивный период в развитии русской риторики. Под влиянием реформы Н.М. Карамзина происходило становление новой стилистической концепции литературного языка. Именно на этот период приходится не менее 16 риторик широкой теоретической и практической ориентации (работы Н.Ф. Кошанского, А.Ф. Мерзлякова, А.И. Галича, К. Зеленецкого и др.) Структура риторических сочинений претерпела в то время определённые изменения. Учебная риторика существовала в двух формах: общей и частной риторики. Общая риторика обобщала законы изобретения, расположения и выражения мыслей, частная же риторика разрабатывала принципы строения текстов по жанрам красноречия. Риторика всё в большей степени продвигалась в сторону практической стилистики и культуры индивидуальной речи.

Уже в конце XVIII в. в Европе угасал интерес к риторике. В России первая половина XIX в. – время расцвета риторической науки. Но этот же период стал тем рубежом, который положил начало критическому отношению к общей риторике.

Последние наиболее яркие публикации по риторике связаны с деятельностью Института Живого Слова (1918–1924 гг.) В «Записках Института Живого Слова» (1919) были напечатаны детально разработанные программы Н.А. Энгельгардта – Программа курса лекций по теории красноречия (риторика)», Ф.Ф. Зелинского – «Психологические основания античной риторики» и А.Ф. Кони – «Живое слово и приёмы обращения с ним в различных областях».

В 20-е годы ХХ в. риторика была исключена из школьного и вузовского курсов.

5. Следующий этап – 60-е гг. XIX в., когда происходило становление и формирование русского судебного красноречия. Его расцвет обусловлен судебной реформой 60-х гг. О теории русского судебного красноречия писали К. Арсеньев, А.Ф. Кони, Б. Глинский.

6. В наши дни происходит возрождение интереса к риторике. Ренессанс науки, наблюдающийся в отечественной лингвистике (в трудах С.С. Аверинцева, Ю.М. Лотмана, Ю.В. Рождественского, В.П. Вомперского и др.), поддерживается и достижениями неориторики в США и Европе. В современной риторике от прежних риторических учений в основном сохранились два аспекта научного поиска:

а) организация языкового материала, ориентированная на современные проблемы аргументации. Это направление в зарубежной лингвистике успешно развивается в трудах Х. Перельмана, Х.П. Грайса, Дж. Л. Кинневи, Ю. Коппершмидта и др.;

б) второй аспект связан с развитием орнаментального раздела риторики (искусством украшения речи), близкого к проблемам художественной стилистики и поэтике. Таковы работы Р. Якобсона, Р. Лахмана, Т. Тодорова, Ж. Дюбуа и др.

В 70-90 гг. в отечественной учебной и научной литературе «прорастали» идеи новой риторики в недрах лингвистики текста, теории типов речи, речевой деятельности и психолингвистики. Казалось, что октябрь 1917 года навсегда похоронил многое из того, что было в русской словесности XIX века. Но появившиеся после 1985 года идеологические послабления сразу же были восприняты лингвистами, и впервые начали выходить отечественные книги по риторике. Это: учебник С.С. Гурвича, В.Ф. Погорелко, М.А. Германа «Основы риторики» (Киев, 1988); «Общая риторика (современная интерпретация)» Е.А. Юниной и Г.М. Сагач (Пермь, 1992); «Практическая риторика» И.А. Стернина (Воронеж, 1993); «Риторика как норма гуманитарной культуры» О.И. Марченко (М., 1994); «Общая риторика. Курс лекций и словарь риторических фигур» Т.Г. Хазагерова и Л.С. Шириной (Ростов-на-Дону, 1994); «Риторика» Н.Н. Кохтева (М., 1995); «Основы риторики» А.К. Михальской (М., 1996). Эти риторики относятся к разным жанрам: теоретической и прикладной, общей и частной, приближенной к исторической (например, риторика О.И. Марченко) и синхронной (риторика Е.А. Юниной и Г.М. Сагач).

 

4. Современное состояние риторической науки.

В системе координат сложившихся к нашему времени риторических предпочтений размещается следующая шкала ценностей:

1. Пласт ортологических структур на всех уровнях языка, расположенных в рамках оппозиции «правильно – неправильно».

2. Пласт структур, относящихся к нормам речевого этикета и размещающихся в рамках оппозиции «принято – непринято».

3. Пласт нормативно-этических структур – в рамках оппозиции «прилично – неприлично», «пристойно – непристойно».

4. Пласт экспрессивных структур, относящихся к орнаментальному разделу риторики (в рамках оппозиции «выразительно – невыразительно»). Функция этих структур связана с областью эстетического восприятия речи.

 

  1. 5.     Общая и частная риторики. Соотношение риторики и смежных дисциплин.

 

В старинных трактатах по риторике отмечается: «Тот, кто полагает, что, читая хорошее пособие по риторике, он научится разумно рассуждать о чём угодно, ошибается»: без «прочного овладения излагаемым предметом речь становится шаткой, поскольку человек способен рассуждать (свободно) только о том, что он знает в совершенстве».

Именно поэтому постоянно появляются и развиваются определённые профессионально ориентированные виды красноречия (или элоквенции): политическое, педагогическое, дипломатическое, церковно-богословское, административное, парламентское и др. Все эти виды являются предметом т. наз. частных риторик.

 Задача общей риторики – рассмотрение начальных, главных, общих правил построения «речи вообще» независимо от её профессиональной ориентации.

Ораторское искусство никогда не было однородным. В зависимости от конкретной сферы применения оно исторически подразделялось на различные виды.

Современная научная и методическая литература отмечает многообразие видов ораторской речи и классифицирует их по различным основаниям. Одни авторы делят устные выступления на монологические и диалогические, другие – на эмоциональные и рациональные и т.д.

Наиболее полно классификация современного красноречия представлена у Г.З. Апресяна в книге «Ораторское искусство». Автор выделяет следующие основные роды красноречия:

социально-политическое,

академическое,

социально-бытовое,

судебное,

богословско-церковное.

За основу этой классификации принят социально-функциональный признак речи. Каждый род объединяет определённые виды речи в зависимости от функции, которую выполняет речь с социальной точки зрения.

– к социально-политическому красноречию автор относит доклад на социально-политические и политико-экономические темы, отчётный доклад, политическую речь, дипломатическую речь, политическое обозрение, митинговую речь, агитаторскую речь;

– к академическому красноречию – лекцию вузовскую, научный доклад, научный обзор, научное сообщение;

– к судебному красноречию – прокурорскую, или обвинительную, речь; общественно-обвинительную речь; адвокатскую, или защитительную, речь; общественно-защитительную речь; самозащитительную речь обвиняемого;

– к социально-бытовому – юбилейную речь, застольную речь (тост), поминальную речь (надгробное слово);

– к богословско-церковному красноречию – проповедь, речь на соборе.

Г.З. Апресян подчёркивает: «… род в ораторском искусстве – это более или менее установившийся раздел красноречия, в какой-то мере характеризующийся общностью предмета, его устно-публичного разбора, оценки и особенностью их ближайших целей. Но более определяющим здесь является способ и форма монологической речи. Что же касается вида, который можно было бы определить и как жанр ораторского искусства, то он в пределах рода является дальнейшей дифференциацией по ещё более конкретным признакам публичной речи».

Данная классификация в целом верно и достаточно полно отражает современное ораторское искусство, хотя она не охватывает всех видов красноречия. В частности, в ней не представлены дискуссионные и полемические речи, такая эффективная форма ораторской речи, как реплика, ответы на пресс-конференции, слово за «круглым столом», а также виды красноречия, применяемые на радио и телевидении.

Классификация, представленная Г.З. Апресяном, дополнена и уточнена А.Е. Михневичем. В её основе также лежат представления о многообразии форм современной общественной жизни, учёт целей и функций публичной речи, а также способов и форм её произнесения.

Наряду с социально-бытовым, социально-политическим, академическим, судебным, церковно-богословским красноречием, исследователь выделяет:

парламентское красноречие как разновидность социально-политического;

дипломатическое красноречие (речь на международной конференции и речь в процессе дипломатического акта);

военное красноречие (речь-приказ, инструктивная речь, выступление на военно-политическую тему, воодушевляющая речь, призыв);

торговое красноречие (реклама);

лекционно-пропагандистское красноречие (лекция научно-теоретическая, научно-практическая, научно-методическая, кинолекция, лекция-экскурсия, лекция-концерт, лекция-информация, беседа, репортаж, воспоминание, инструктаж, показ, циклы лекций);

диалогическое красноречие (формы реализации: спор, дискуссия, диспут, беседа, деловое совещание, интервью, пресс-конференция, деловая игра, «круглый стол», вечер вопросов и ответов).

В академическое красноречие автор включает три основных вида: собственно академическое (в среде учёных – научный доклад, реферат, обзор), вузовское (лекция, цикл лекций) и школьное (рассказ учителя, школьная лекция и др.)

 

Наиболее тесным образом риторика связана с культурой речи в узком понимании этого термина (так называемой ортологией) и стилистикой, поскольку назначение всех трёх указанных дисциплин – развитие речевой компетенции носителя языка.

Предметом ортологии является правильность речи. Предметом стилистики является выразительность, предметом риторикиэффективность речи (прежде всего – степень её убедительности).

При широком понимании культуры речи последняя трактуется как наука, предмет которой охватывает не только правильность, но и выразительность, а также эффективность речи. При подобном толковании размываются границы между ортологией, стилистикой и риторикой, что ведёт к понятийной неразберихе.

Джордж Кеннеди (род. в 1928 г.), известный американский филолог, занимающийся историей риторики, пишет: «Риторика, в наиболее общем смысле, представляет собой заключённую в эмоции и мысли энергию, передаваемую через систему знаков, включая и языковые, с тем, чтобы воздействовать на решения и действия других людей».

Воздействовать на убеждения человека можно, апеллируя либо к его логике, либо к его чувствам; однако при этом используются и многочисленные речевые фигуры. В этом плане аргументативная (классическая) риторика является предметом тесного взаимодействия и переплетения трёх наук:

1) логики (в части теории аргументации);

2) психологии;

3) лингвистики.

 

  1. 6.     Убедительность речи как предмет риторики. Понятие риторического идеала (классического канона).

 

В зависимости от коммуникативной цели можно выделить следующие три функциональных или целевых типа речи («tria genera causarum»):

1. Речь информирующая, например отчёт или сводка новостей. Типами информирующей речи являются описание и повествование (нарратив).

2. Носящая, как правило, торжественный характер «речь по случаю» – например, юбилей, новоселья, свадьбы, крестин, похорон, защиты диссертации и т.д. В соответствии с античной риторической традицией данный целевой тип речи именуют эпидейктическим. В Древней Греции выступление оратора перед публикой именовалось «эпидейктис», т.е. «демонстрация (ораторского мастерства)». Данный термин был введён древнегреческим философом Платоном (428–348 г. до н. э.) В английской терминологии этот тип называется демонстративным, в русской – показательным.

3. Речь убеждающая (англ. forensic oratory), или в античной терминологии, совещательная – «когда перед говорящим стоит задача изменить мнение слушателей или побудить их выполнить какое-либо действие». Убеждающая речь может быть использована либо в быту, либо публично.

Если информирующая речь вполне может быть беспристрастной и бесстрастной, то для второго и особенно третьего типа важна эмоциональность.

Считается, что «убедить – это значит изменить точку зрения читателя (слушателя) в свою пользу с помощью аргументов». Однако одних только аргументов здесь недостаточно. Для убеждающего типа необходимо передать аудитории свою полную убежденность в собственной правоте, без этого аргументам могут просто не поверить. Это обстоятельство знают профессиональные ораторы.

Умение убеждать всегда было востребовано в обществе по двум причинам.

Во-первых, истинность тех или иных утверждений далеко не всегда и не для всех бывает очевидной, между тем как «одна из характерных особенностей homo sapiens проявляется в его стремлении найти причинную связь между явлениями», понять целесообразность того, к чему его призывают. Именно отсюда – «необходимость аргументировать, а не декларировать, доказывать, а не постулировать» (Брутян Г.А. Философская природа теории аргументации // философские науки. 1978. №1. С. 53).

Во-вторых, человек очень часто «действует на основе имеющихся у него убеждений», и поэтому «изменение убеждений является одновременно изменением его поведения» (Ивин А.А. Теория аргументации. – М., 2000. С.5). В этом случае аргументы нередко подбираются по известной схеме «цель оправдывает средства».

Как известно, искусство убеждать и, соответственно, риторика востребованы в демократических государствах, где основные политические и прочие вопросы решаются в ходе полемики и диалога; в тоталитарных режимах необходимость аргументирования в общественной жизни сводится к минимуму.

Убеждающая речь является предметом классической риторики, которая может быть определена, вслед за Аристотелем, как «наука об общих способах убеждения, основанных на чёткой системе логических доказательств, мастерстве и искусстве находить эти способы».

Соответственно, актуальной задачей является выявление, описание и систематизация так называемых риторических фигур – приёмов убеждения и воздействия на адресата (респондента) и аудиторию.

Частным случаем аргументации, «её наиболее острой и напряжённой формой» является спор; искусство вести спор, полемику именуют эристикой (греч. «искусство спора»). Основы современной эристики заложены немецким философом Артуром Шопенгауэром. Эристика, по определению А.Шопенгауэра, – «это наука о стремлении человека показать, что он всегда бывает прав».

 

В древнегреческом языке слово «канон» изначально служило названием измерительного инструмента, определяющего прямое направление по вертикали (соответствует русскому слову «отвес»). В переносном смысле – как термин архитектуры, скульптуры, музыки и риторики – оно обозначало совокупность правил, определяющих идеальные пропорции объекта.

Назовём этапы построения убеждающей речи (неориторики), регламентируемые классическим каноном традиционной риторики:

  1. ИНВЕНЦИЯ (лат. inventio – «изобретение, поиск») – поиск аргументов, или, по Цицерону, их выдумывание. В старинных греческих риториках этот раздел именовался эвристикой (греч. «делаю открытие»).

Инвенция – испытанное веками традиция развития мысли о каждом предмете.

1. Античный образец предлагает систему понятий (сетку понятий), набор общих мест, представляющих собой «способы мысли» в любой данной теме. Это:

 

 

- определение понятия;

- доказательство справедливости этого понятия;

- выделение разновидностей;

-их  сравнение и  оценка;

- рассуждение, как избежать плохих разновидностей и как получить, развить хорошее.

 

Приведем пример. Предположим мы будем говорить о зависти. Сначала дадим определение этого понятия, затем попытаемся доказать справедливость этого понятия, выделить разновидности зависти, сравнить их, чтобы оценить, затем показать, как избегнуть плохих разновидностей и как получить и развить хорошие и т. д.

2. Классический канон подозревает и нечто гораздо более сложное: он ставит задачу отбора элементов  данной сетки понятий в соответствии с ситуацией общения, а таким образом – задачу выбора способов убеждения слушателя. Не всегда все  «узлы сетки» могут понадобиться: из них какие-то нужновыбрать (например, определение зависти и доказательство его), а какие-то можно опустить.

Изобретая  содержание какой-либо конкретной речи, оратор должен сам мыслить  «в трех измерениях»:

  1. о том впечатлении, какое он производит на слушателя (т.е. это проблема нравственности оратора и доверия к нему – проблема его честности и ответственности);
  2. о слушателях и их эмоциях (по выражению Аристотеля, «о страстях»);
  3. о доказательности самой речи («о доводах»):  «Доказательство достигается с помощью нравственного характера говорящего в том случае, когда речь произносится так, что внушает доверие к человеку, ее произносящему, потому что мы выносим различные решения под влиянием удовольствия и не, любви или ненависти,удовольствия. Наконец, сама речь убеждает нас в том случае, когда оратор выводи действительную или кажущуюся истину из доводов, которые оказываются в наличности для каждого данного вопроса» (Аристотель. Риторика. Книга первая).

Таким образом, обдумывая речь на этапе изобретения (инвенции), ритор выбирает систему способов убеждения (стратегию речевого поведения т.е. определенную с и с т е м у  с п о с о б о в  у б е ж д е н и я. Этой  стратегии оратор и подчиняет отбор элементов, на которые члентися тема при ее понятийной разработке. Понятия и идеи, которые выбирает говорящий, должны быть необходимы и достаточны для понимания данным слушателям сущности предмета речи.

В различных речевых ситуациях ритор по-разному должен определить и свою задачу, и развитие темы, и характер примеров,  и фактов, нужных для доказательства своих мыслей, исходя из особенностей своих слушателей, из принятой им речевой роли, из обстоятельств речи.

Однако, во всех случаях риторически образованный человек сможет использовать тот набор идей, служащий для развития, членения любой темы, который представляет ему классическая система.

 

  1. ДИСПОЗИЦИЯ – расположение, т. е. «синтез» аргументов по определённой схеме. В старинных риториках понятие диспозиции относили ко всему тексту, под композицией же понимали особенности соединения слов в составе отдельной фразы (колона), а также особенности соединения фраз и периодов в составе текста.

Диспозиция (расположение) следует за первым этапом риторического канона. Задача оратора на этом этапе - перегруппировать и выстроить собранный материал. Поскольку наша речь линейна, то и расположение мыслительно-словесных категорий будет линейным.

Античный риторический канон в общем предлагает шесть важнейших частей, определяющих линейную структуру речи. То есть развитие речи включает следующую последовательность таких частей:

1)    введение;

2)    предложение, или теорема;

3)    повествование;

4)    подтверждение;

5)    опровержение;

6)    заключение.

Современное построение речи может отличаться от классической традиции. Однако основные этапы - введение, развитие темы, заключение - остаются в неизменном виде.

На каждом из этих шагов - этапов расположения - и на переходах между ними ритор тоже должен соотносить содержание речи и её линейную структуру со своей задачей.

В риторике существуют определённые принципы расположения идей в речевом произведении. Они заключают в себе традиции речи, которые веками складывались в европейской культуре. Принципы расположения материала различны в зависимости от типа текста (речи).

 

Расположение содержания в ломоносовской традиции.

 

М. В. Ломоносов считал мастерство описания  важным свойством ритора. В своей книге «Краткое руководство к красноречию» он предлагает порядок расположения топов (общих мест) описания.

Описание бездушных вещей

  1. Место
  2. Целое и части
  3. Материальные их свойства.

 

Описание одушевлённых вещей

  1. Место, время или жизненные свойства
    1. Материальные части и их свойства.
    2. Действия, обстоятельства их времени и места.
См. пример из старой риторики
Самовар
Самоваром называется машина, в которой нагревается вода для приготовления чаю (определение). Лучшие самовары делаются в Туле (место). Как нагревается в самоваре вода? («действие» или «функция»). Употребляется самовар по преимуществу в России, но проникает от нас и в Западную Европу, и в Азию (применение, место.)

Схема расположения в этом образце:

 1. определение; 2) место производства; 3) свойства; 4) место применения. При описании- этого предмета возможно описание  целого - части; свойств, характеризующих внешние признаки (форму, материал).

Существуют речевые ситуации, в которых необходимы сухие описания. Такие описания распространены в сфере научно-технической деятельности, инженерии, обеспечивают создание разного рода инструкций и технических руководств.

Схематическое описание вещи с риторической точки зрения удачно, если оно понятно, полно, точно. Расположение частей в описании таково: 1 - общее назначение (функция) предмета; 2 - все его составные части важные для адресата сообщения (в порядке убывающей важности), их назначение и работа. Сначала упоминается самая существенная деталь, далее - остальные; чаще всего при расположении описания отдельных деталей учитывается их близость друг к другу, объединённость в узлы, блоки и пр. Такое «схематическое» описание - дело непростое. При его описании необходимы чёткость, точность и последовательность, т.е. структурность, именно схематизм, возведённый в принцип.

Однако уже в естственно-научных текстах риторика описания меняется: адресат - учёный (естественник) ценит образность и живость, даже в научном описании. Это значит уже в этой сфере чувствуется необходимость в выполнении закона эмоциональности речи.

Это творческие описания, содержащие «изюминку», эмоциональные. Правила создания таких описаний мы находим в риторике Кошанского.

 

Расположение содержания в риторике Кошанского.

 

Он даёт следующие правила описания: 1 - предмет нужно представить отдельно от других (выделить его), чётко, в его единстве, целостности; 2- выделить характерные свойства (или единственно определяющее свойство) предмета, которые  делают его интересным для адресата. Кошанский подчёркивает, что нужно выделить именно те свойства вещи, которые не оставят адресата равнодушным, и желательно приберечь их на конец описания.

       Итак, описание, по Н.Ф. Кошанскому, делится на три части: начало, середину, конец.

Начало.

       Здесь рекомендуется обратиться к описываемому предмету, сказать о времени дня или года, о месте, где предмет находится или встречен. Причём необходимо обратить внимание на то, что вначале даётся общая картина окружающего, а потом взгляд падает на предмет. Взгляд автора как бы фокусируется на предмете. Взгляд автора - это очень важный инструмент создания описания. Он работает, как кинокамера: общий план, крупный план, планы отдельных деталей и пр.

       Например, описание замка в произведении Вальтера Скотта. Герои приближаются к месту, где замок находится. Сообщается, что они видят вокруг. Их взгляд постепенно приближается к предмету описания (замку) и как бы проникает внутрь, минуя ров, зубчатые крепостные стены. Направление взгляда диктует и структуру описания: последовательно от внешнего к внутреннему (самому центру, высокой башне замка) описывается всё, что встречает взор.

       Н.Ф. Кошанский рекомендует тонко остановить внимание на предмете, выделяя его из общего фона, из окружающего. Он также советует применять довольно распространённый способ: сделайте вид, что вы встретили предмет описания случайно (прогулка, путешествие, нечаянная встреча).

  1. Середина описания. Принципы соединения её из «общих мест».

1)           Если предмет бездействует (озеро, холм и пр.), описываются перемены в нём в разное время  (топ «обстоятельства: время»).

2)            Если это неодушевлённый предмет и он как целое состоит из частей (город, сад, деревня), то описываются отдельные его части, даются картины с разных сторон (топ «часть - целое»).

3)           Если это предмет отвлечённый, а не конкретный, то прибегаем к топу «род - вид» и «разновидности». Так описываются такие предметы, как скромность, сострадание, роскошь, праздность»

4)            Если это действующее лицо, то описываются его свойства и действия (топ «свойства») одно за другим, постепенно и отдельно.

5)           Особенно полезно использовать топ «сопоставление» (подобие или противное): река подобна времени, красота розы противопоставляется шипам.

 

Правила расположения «середины» описания

   а) Само интересное и привлекательное должно располагаться ближе к концу, по нарастающей, чтобы достигнуть кульминации, высшей точки заинтересованности адресата к концу описания;

   б) все части предмета должны быть ясно, чётко отделены друг от друга и описаны отдельно, последовательно;

   в) избегать излишней детализации; стараться отбирать только существенное, яркое, полезное и привлекательное (или, наоборот, самое ужасное, отвратительное). Самое главное - уметь выделить то свойство, которое делает предмет таковым, а потом использовать это свойство как стержень всей речи о предмете;

г) избегать повторов.

 

Конец описания

   а) можно вновь употребить обращение к предмету. В конце описания Н.Ф. Кошансий рекомендует особо выразить собственные чувства;

   б) в конце нужна нравственная занимательная мысль и  разительная, высокая  истина.

 

Как видим, этапы «изобретение» – развития мысли о каком-либо предмете - и «диспозиция» - правильное расположение частей текста в зависимости от выражаемого замысла, явлются важными для достижения эффекта успешности речи.

 

  1. ЭЛОКУЦИЯ (лат. elocutio «выражение, способ изложения, стиль») – построение речи, предполагающее, во-первых, выбор слов и конструкций в соответствии с темой и ситуацией, во-вторых, более или менее обильное украшение речи посредством тропов и фигур, т.е. стилистическую отделку речи. В англоязычных риториках данный канон называется «style» – «стиль». С течением времени значимость стилистической доминанты ораторского мастерства постепенно возрастала, и уже в античности терминами elocutoria и elocutrix начали именовать саму риторику.

Центральным понятием элокуции является понятие фигуры речи. Система выразительных средств и приёмов языка – так называемых тропов и фигур – является предметом двух дисциплин: риторики и стилистики.

  1. ЗАПОМИНАНИЕ речи предполагает знание определённого набора приёмов мнемотехники, чрезвычайно актуальных в античном и средневековом мире, но «по мере распространения печатной культуры» постепенно вытесненных на дальнюю периферию риторики. В греческих риториках данный раздел ораторского искусства именовался мнемоникой. Считается, что первые приёмы мнемоники открыл реческий поэт Симонид Кеосский (ок. 557–469 до н.э.)
  2. ОРАТОРИЯ, или ИСПОЛНЕНИЕ речи, т.е. её ПРОИЗНЕСЕНИЕ, сопровождаемое соответствующими теме и ситуации жестами, мимическими движениями (так называемой физиогномикой) и позами, а также повышением и понижением голоса, эмоционально насыщенными интонациями, ускорением и замедлением темпа речи, риторическими паузами. В греческой традиции пятый канон именовался гипокризисом («сценическая игра, притворство, лицемерие»). Древнегреческий философ-стоик Аристон из Хиоса говорил: «Мудрец должен быть подобен хорошему актёру, который может надеть маску как Агамемнона, так и Ферсита и обоих сыграть достойным образом».

 

 

7. Аргументация и этика.

Считается, что оппозиция «истина–ложь» и «добро–зло» не являются ключевыми для аргументации, которая может использоваться не только для доказательства истины, но и «для  преднамеренного обмана». По мнению немецкого языковеда Харальда Вайнриха, «у политиков и дипломатов» ложь связана с профессией»; здесь она превращается в искусство».

В античном мире «наукой лжи» стала софистика, основными постулатами которой являлись следующие:

– возможность «о любой вещи судить двояко, причём со взаимоисключающих позиций»;

– отрицание «любой всеобщей  объективной истины». Горгий, один из первых софистов, «доказывал, что ничего не существует, а если бы и существовало, то не могло бы быть познано человеком, а если бы и было познано человеком, то это своё познание человек не мог бы передать другим».

Античные учёные осуждали софистическую риторику как «жульническую науку», которая учит аргументировать одинаково в пользу противоположностей», лишь бы достичь своей главной цели – «одержать победу в споре». Риторов называли «шарлатанами», которые «при помощи крючкотворства» и «риторического пустословия» «морочат судьям голову». Во многих греческих государствах (на Крите, в Спарте, Хиосе, где, по преданию, родился Гомер) риторика находилась под запретом.

Вполне естественно, что разными авторами то и дело предпринимаются попытки составить «кодекс чести ритора» (в античной терминологии – этос; ср. греч. ethos «обычай»).

Этос «требует, чтобы оратор предстал перед аудиторией как человек высоких моральных качеств, что позволит ему заслужить доверие слушателей». «Этическая составляющая образа ритора» предполагает честность, скромность, предусмотрительность (по А.А. Волкову), «честность и справедливость» (по В.И. Аннушкину), установку на коммуникативное сотрудничество (так называемый «принцип кооперации», по Г.П. Грайсу) и т.д. Примером нарушения принципа кооперации, так называемого коммуникативного саботажа, может послужить следующий диалог:

– Скажите, пожалуйста, который час?

– А ещё какие у Вас есть вопросы? 

С точки зрения этоса делаются попытки подразделить приёмы аргументации на «корректные» и «некорректные». Так, В.Н. Панкратов относит к числу последних все психологические уловки, определяя их как «такие недопустимые с точки зрения нравственности приемы спора, дискуссии, полемики, которые основаны на психологическом воздействии на собеседника с целью ввести его в состояние раздражения, сыграть на его чувствах самолюбия, стыда, использовать проявления и других тончайших особенностей психики человека».

Думается, однако, что абсолютно прав А.А. Ивин, утверждая следующее: «Невозможна последовательная и исчерпывающая классификация некорректных приёмов аргументации. Приём аргументации, корректный в пропаганде может оказаться чужеродным и некорректным в научной аргументации». 

Итак, в настоящее время термин «риторика» не имеет однозначного толко­вания. Этимология слова не вызывает сомнений. В переводе с древнегре­ческого «риторика» означает теория красноречия. Наиболее последовательно концепцию теоретической философской риторики из­лагал Аристотель, считавший целью данной области знаний разработку «возможных способов убеждения относительно каждого данного предмета».

В качестве исходного определения риторики мы выбрали определение, данное                  М.В. Ломоносовым. В «Кратком руководстве по красноречию» риторика понимается как искусство убеждения, од­нако при этом подчеркивается, что красота речи является средст­вом, способствующим увеличению убедительности. Это определе­ние соответствует античной традиции, не противоречит понятиям неориторики.

Дав определение понятию «риторика», мы тем самым не только очертили круг вопросов, которые должны рассмотреть, но и сфор­мулировали цели, к достижению которых стремимся, а именно:чтобы самостоятельно говорить и писать, надо не только учить­ся анализировать речь с точки зрения грамматики, выявлять ее ло­гическую основу, следует учиться менять и эмоциональную окрашенность предложений.

По мнению создателей классической риторики, она учит говорить ясно, убедительно, приятно и пристойно. Ясность де­лает нашу речь понятной для слушателей; убедительность за­ставляет их соглашаться с нашим мнением, приятность при­влекает их внимание к тому, что говорится, а пристойность придает нашим словам вес и силу. Иначе говоря, риторика

 учит самостоятельно и оригинально выражать свои мысли;

учит делать выводы из того, с чем сталкивается человек в по­вседневной жизни;

учит отстаивать свою точку зрения, разъяс­нять и обосновывать ее.

 

 

Нужно высшее
образование?

Учись дистанционно!

Попробуй бесплатно уже сейчас!

Просто заполни форму и получи доступ к нашей платформе:




Получить доступ бесплатно

Ваши данные под надежной защитой и не передаются 3-м лицам


Лучшее за неделю

Теоретические основы реляционных баз данных
Теоретические основы реляционных баз данных
Базы данных
Документация и документооборот
Документация и документооборот
Теория бухгалтерского учета
Политическая система и государство
Политическая система и государство
Теория государства и права
Конференция 2
Конференция 2
Управление персоналом
Кольца и их свойства
Кольца и их свойства
Дискретная математика